room-life
EN RU
image

МОРСКОЙ ВОЛК

18+











В апреле в стенах клуба прошло первое мероприятие из рубрики Talisker & Travel, которое было посвящено одному из самых знаменитых яхтсменов России и элитному односолодовому виски Talisker с острова Sky (Скай).

Для тех, кто не смог присутствовать на замечательной дискуссии о путешествиях и море, далее от первого лица рассказ о герое вечера Михаиле Савельеве..





Ни о каких яхтах в детстве я, конечно, не мечтал. Рос в Москве, увлекался всем подряд, в школе учился абы как, но всё же поступил в Бауманку. Причём довольно случайно — не успел получить паспорт, чтобы записаться на подготовительные курсы в МАИ, куда шли мои друзья. Я вообще уверен, что все правильные вещи в жизни происходят случайно.




После Бауманки, проработав 10 лет в телестудии, в конце 90-х второй раз в жизни выехал за границу, на Кипр — до этого только в студенчестве был в Польше. Выехал и подумал: боже мой, на что я трачу время? Сижу в офисе за компьютером, а вокруг целый мир вращается без меня. Меня однажды спросили, чего я хочу. Я подумал и ответил — менять жизнь людей. А тут это никак не получалось.


После студии я занялся выборами, стал много ездить по России. На предвыборных кампаниях мы работали и раньше — делали для кандидатов ролики, сотрудничали с региональными телеканалами. Так что этот этап жизни был логичным продолжением предыдущего. И продлился он лет пять. Но параллельно уже были яхты.





Впервые в моей жизни они появились в 2001 году. У меня есть друг Сережа Миров. Он журналист, продюсер, кино снимал, фестивали делал, чем только не занимался. Написал текст песни «Блюз Шанхай», например. И вот он приходит ко мне и говорит: «Пошли на яхте вокруг света!». Я говорю: «Согласен, только кто за это заплатит?». Он говорит: «Смотри, скоро 300 лет Санкт-Петербургу и в тот же год 200 лет кругосветному плаванию Ивана Крузенштерна. Берём парусное судно, идём на нём в Париж, Лондон, на парусах показываем кино, на борту организуем концерт Ростроповича. Россия приплыла к вам в гости! Спонсоры повалят!». И мы начали искать деньги и лодку. Из этой затеи в итоге ничего не вышло, но мы познакомились с человеком, который сыграл в моей дальнейшей жизни ключевую роль — с Лёшей Кульчинским.





Он ходил на яхтах с детства и одним из первых в России стал развивать любительский яхтинг в России. У него была своя яхта. Когда говорят «яхта», люди обычно представляют судно Абрамовича. Лёшина яхта называлась «Фантик». Собственно, по названию понятно, насколько это далеко от Абрамовича. Любительский яхтинг, вообще, совершенно не гламурная вещь. Но я тогда этого не знал.


Так вот, Лёша позвал нас к себе в Турцию и там я впервые вышел в море. Помню, как меня поразили Лешины слова: «Ну что, куда пойдём — в Грецию, в Египет или в Израиль?». Я в первый раз в жизни ощутил абсолютную свободу. Мы, в итоге, пошли в гонку в Израиль, всю неделю был шторм, а в последнюю ночь он стал ужасным. Меня мутило, я плакал от страха и клялся, что если выживу, то больше никогда.


Но когда мы пришли в Израиль, выяснилось, что мы заняли третье место. Нас награждали, посол России жал руку, мы стояли на сцене с флагом за спиной и я себя чувствовал как Ирина Роднина на Олимпиаде. Наверное, в тот миг у меня и родилась идея любительских регат — дать возможность обычным людям ощутить себя на Олимпийских играх. Скинуть с себя офис и стать героем.





Но тогда мне казалось, что яхты — это очень дорого. Недоступно! А Лёшка сказал фразу, которую подтверждает весь мой теперешний опыт: «Деньги не нужны, нужно просто очень хотеть». Так ведь и происходит. Если тебе что-то очень нужно, жизнь тебе обязательно это даст. Что ты потом будешь с этим делать — другой вопрос. Поэтому хотеть надо аккуратно. Но обязательно надо.


И я начал хотеть ходить на яхте. Это было в 2002 году. Сначала я просто ходил пару раз в год — в отпуск. Потом мне захотелось делиться этой радостью с другими, и я решил стать шкипером. Пошёл учиться в Русский яхтенный центр — теперь я там преподаю. Мы прилетали с друзьями в Турцию, в Хорватию, брали лодку в аренду и ходили на Корсику, на Сардинию, обошли все Средиземное море. А в 2006 году мои знакомые попросили меня привезти русский детской дом. У них благотворительный проект «Kids for freedom», дети из детских домов из разных стран неделю ходят на яхтах вместе. Такой разноязыкий плавучий пионерлагерь. У меня было много знакомств в регионах, я кинул клич, и откликнулись из Красноярска. Из детского дома «Самоцветы» приехали шесть ребят и директор. Я катал их неделю. Директор рассказывала мне потом, что вся жизнь в детском доме совершенно изменилась. Дети стали учить английский, вообще поверили, что все возможно и мир у них в кармане, раз уж до яхты всего три часа лету.





И для меня все сошлось. Я понял, что надо и взрослым дать такую возможность. Захотел сделать регату, в которой можно участвовать без всякого опыта. И дальше все снова случилось как бы само собой. Я поделился идеей с Лёшкой. Он сказал: «Это никому не надо». И я уехал в Томск делать очередную кампанию. А через несколько месяцев, в январе 2007-го он звонит мне и говорит: «Мне заказали регату!». Так я расстался с выборами.


Заказчики были партнерами компании Volvo. Она организует самую большую профессиональную кругосветную регату в мире — Volvo Ocean Race, которая должна была в следующем году финишировать в России. Им нужно было что-то вроде промо и мы пришлись им как раз в пору. Всё снова сошлось каким-то чудом. Мы ночами печатали майки, постеры, за две недели до старта забрендировали регату и стали «Русской парусной неделей Volvo».





На первую регату в мае 2007 года приехали 96 человек, преимущественно, конечно, наши знакомые. Мы устроили гонки по всем правилам, с судьёй, с регламентом и так далее. При этом никакого опыта ни у кого не было. Капитанами тогда были в основном мои сокурсники по яхтенной школе. На каждой лодке был шкипер-неумеха и куча неумех, впервые ступивших на борт. Помню, один экипаж опоздал на линию старта на час. Но это был сумасшедший восторг. Люди раскрывались совсем по-другому. Я тогда смотрел в их горящие глаза и понимал, что все абсолютно счастливы. Теперь, кстати, многие из тех выигрывают серьёзные международные гонки.





Всего с тех пор я организовал и провел более 50 регат по всему миру. Но Русская парусная неделя Volvo — моё главное детище. В мае она пройдёт в двадцатый раз. В ней я всегда участвую как капитан, не хочу заниматься только оргвопросами, это неинтересно. Я же всё это ради удовольствия затеял. Жена и ребенок часто ходят со мной — а как иначе? При этом я не готов все время жить на яхте. Так многие делают, детей выращивают в море, в маринах организованы целые общины с детсадами. В Мармарисе на лодках постоянно живут два кембриджских профессора, книги пишут. Но это не для меня. Я человек, который все время хочет чего-то нового. На третьей неделе такой жизни я бы начал ныть.





И хотя гонки никогда не наскучат, я хочу придумать какой-то новый формат отдыха, который собирал бы таких же интересных людей. С кем я только не познакомился за эти годы на регатах. Причём сначала я думал, что из этих знакомств можно сделать какой-то бизнес. Когда вечером на лодке рядом с тобой играет на гитаре вице-президент крупного банка, ты ему невольно хочешь что-нибудь продать. Но потом я понял, что эти отношения не монетизируются. Они потому и хороши, что нам ничего друг от друга не надо. Так что я на эту тему расслабился. Мне важнее, чтобы люди устанавливали отношения между собой: знакомились, начинали новые проекты, находили работу, дружили, женились, в конце концов. И это на регатах происходит постоянно. Такой кармический перекресток их жизни. И моей тоже. Я хотел менять жизни — и я их меняю. В конечном итоге все люди думают о любви. И все её ищут. А я хочу её им дарить. Понимаю, на чью роль замахиваюсь. Ну что ж теперь? На свете есть четыре Миши, которых назвали в честь меня. Это же хорошо.







Cпециально для Whisky Rooms Михаил Савельев



➜ Читать полную версию сайта