room-life
EN RU
image

АЛЕКСЕЙ СИНЕЕВ

18+

О том, что производили виноделы Российской империи и как по винным этикеткам можно изучить историю страны - в интервью с коллекционером Алексеем Синеевым.



Алексей Владимирович, при том, что у Вас коллекция в 50 000 этикеток вино-водочных этикеток разных времён и стран, вы не имеете профессионального отношения к виноделию?

Это совершенно точно. Более того, я до недавнего времени и не интересовался вином вне контекста этикеток, и не разбирался в нём, очень далёк от этого был. На смену моей околовинной парадигмы повлияла наша с женой поездка в 2019 году на Кубань в тур по винодельням, который мы сами себе организовали, и неожиданно он получился. Мы объехали семь производств, одно из которых Абрау-Дюрсо. где я прикоснулся в прямом и переносном смысле к истории. Я был в винных подвалах, вдыхал этот особенный воздух, трогал руками благородную плесень. В общем, впечатлило. После этого у меня сильно поменялось отношение к вину и я потихоньку начал выходить на историю.



Мысль написать книгу пришла после этого путешествия?

Да, хотя я уже был готов к этому и до этого. Объясню почему. Я собираю коллекцию с 1974 года. В 14 лет я, конечно, не соображал, для чего я это делаю, это было увлечение. В детстве у всех есть что- такое. В какой-то момент накопительное собирание меня стало мало привлекать, потянуло на более изысканные экземпляры старинных этикеток, которых в России очень мало ходит по рукам. Я начал собирать сканы старинных этикеток, находил в интернете, скачивал и складывал на компьютер до того момента, пока не задумался, для чего я это делаю. К этому времени у меня их набралось порядка 200-300 штук и нужно было что-то с этим массивом данных делать. Для начала я их структурировал по фамилиям, по губерниям и городам. На каждой винной этикетке обязательно была написана фамилия и местность, в которой винодел произвёл вино. Когда получилась определённая структура, я задумался, что же делать дальше, и этот момент совпал с моим посещением виноделен. Так я начал изучать историю. Сначала ничего не получалось, потому что я не умел работать с поиском, но со временем нужные навыки появились и пришло понимание как через винодела, его фамилию и этикетку вина, которое он делал выйти на историю российского виноделия. Я научился видеть исторические закономерности, связанные с конкретным человеком. Они, порой, бывают удивительными и приводят к парадоксальным выводам, которые можно транслировать на современную жизнь. В общем, от рождения замысла книги до воплощения прошло примерно два с половиной года.


Коллекционирование для Вас - это хобби?

Хобби и увлечение - это не синонимы. Хобби предполагает, что я занимаюсь чем-то при наличии свободного времени, а если ты чем-то увлечён, ты не мыслишь без этого существование.


Вы сказали, что коллекционируете с 14 лет. Почему вино, бутылки и этикетки в таком возрасте?

Наша жизнь тогда и жизнь пацанов сейчас отличаются как небо и земля. Мы тогда, можно сказать, жили на улице, родители всё время были на работе. В свободное от школы время мы были предоставлены сами себе, поэтому были спорт, драки, интерес к этикеткам. К выпивке, правда, это отношения не имело. Мы ходили и собирали бутылки в разных местах, их валялось очень много и отклеивали этикетки. Это было чисто мальчишеское увлечение.



Какая была первая этикетка в коллекции?

Не помню, не раз уже спрашивали, я пытался вспомнить. Поскольку я жил в провинциальном городе и у нас вин хороших не было - только вермут, портвейн и солнцедар, поэтому, скорее всего, первая этикетка была какая-то от них. Но я хорошо помню свою первую французскую этикетку. Мы с ребятами бродили по дачным участкам и, как правило, на дачах у людей после выходных оставалось много бутылок и как-то мне попалась бутылка от французского вина божоле. Я французский не знал и понятия не имел, что такое божоле, но сама этикетка была эстетически совершенно другая, а от бутылки и этикетки был такой прекрасный аромат, что я до сих пор его помню. Она была из какой-то другой жизни. Можно сказать, что именно эта этикетка послужила началом и стало интересно узнать, что есть целый мир, который нам недоступен, и что можно попробовать что-то собрать из этого мира.


Есть ещё история. В Барнауле был ликёро-водочный завод. В каждом областном или краевом центре такие были. Я про него не знал, пока мне в руки ещё когда я учился в школе не попала этикетка, на которой было написано “Барнаульский ликёро-водочный завод”. Мне пришла в голову мысль съездить туда и попытаться добыть этикеток. Это тоже ещё в школе было. Мы с моим другом нашли завод, подошли к проходной и стали просить всех туда входящих вынести нам этикетки. Женщина какая-то шла мимо и спросила, зачем нам этикетки. Мы ответили, что коллекционируем их. Мы сказали не “собираем”, а “коллекционируем”. Она на нас посмотрела удивлённо, ушла и минут через 20 вынесла нам пакет сантиметров 5-6 толщиной. Это, конечно, было счастье для нас. До этого мы отклеивали этикетки, а эти были типографского качества, лощёные, новенькие, вкусно пахнущие. Это был сильнейший стимул к дальнейшему собирательству.



Если говорить о книге, о каком временном историческом периоде в ней идёт речь?

В книге я захватил период с 1863 до 1923 года. Послереволюционные годы НЭПа я с натяжкой отнёс к этапу Империи, потому что, по сути, экономически ничего не поменялось - политическая надстройка в виде большевизма была очень зыбкой, а общечеловеческие и общеэкономические законы оставались прежними. Когда в 1861 году отменили крепостное право, винные откупы, которые на протяжении нескольких веков существовали в России, стали тормозом для развития и были заменены на акцизную систему. Кстати говоря, в этом тоже есть своя определённая закономерность. Общество развивается и законы, которые существовали после 19 века, во многом повторяются сейчас, ошибки тоже повторяются, на грабли те же наступаем. Это удивительно. А почему это происходит? Вероятно, потому что те люди, которые принимают законы, не знают историю.


Алкогольная промышленность - это большие бюджеты. Можно знать историю, но иметь финансовый интерес.

Вот это-то и плохо, потому что здесь в одну кучу смешаны совершенно разные вещи. В конце 19 века князь Голицын и те, кто был его идейными соратниками и последователями, пытались лоббировать закон о вине как сельхозпродукции. Сейчас происходит то же самое. Вино смешали с крепким алкоголем, относятся к нему точно так же, видят во всех виноделах только жуликов, и так далее, и так далее. Вот это наследие никуда не делось, причём оно в конце 19 века было таким, у большевиков, было таким, в советские времена тоже и стало таким в квадрате сейчас. В этом парадокс, ничего не меняется. Государство относиться ко всему не только с точки зрения фискальной - отжать, что можно назвать функция государства, но оно при этом абсолютно не думает о каких-то других, на мой взгляд, главных вещах.


Что главное?

Главное, чтобы люди жили хорошо, и тогда всё будет - и налоги будут, и все будут довольны. Это очень глубокие вещи, которые связаны друг с другом.



Вы сказали, что занимаетесь коллекционированием этикеток с 1974 года. Получается, что между началом коллекции и изданием первой книги прошло 45 лет?

С момента, как я задумался о книге всерьёз, два года. До этого я вообще не думал об этом. Совсем недавно был сюжет по тв, где московский коллекционер говорил, что его ограбили. Он втихомолку всю жизнь собирал уникальные вещи и не просто собирал, а про каждую вещь знал столько, сколько не знает ни один музейный работник. Он эксперт, к нему все обращаются за какими-то разъяснениями. Он собирал и подробно изучал иконы, картины, вещи и предметы быта - для искусствоведов это совершенно разноплановые предметы. У меня понимание того, что нужно изучать, а не просто коллекционировать, пришло лет пять назад. Коллекцию я структурировал по определённым направлениям и названиям, по заводам и городам, странам и временам, разбил на какие-то ещё подструктуры. Появилось много названий напитков, которые я никогда раньше не встречал, напитки исторически из других стран, напитки, которые носят, так скажем, патриотический флёр. Например, до революции общество было патриотичным, большевики позже пропагандировали другую точку зрения. Россия много воевала и практически каждая война, которую она вела, отражалась в фольклоре, истории и, в том числе, в этикетках. Есть много таких этикеток, которые посвящены историческим событиям. В русско-турецкую войну наши брали какие-то города, изобретали новые названия напитков. Эта тема вообще не исследована. Я пытаюсь что-то найти, но очень мало информации.



Сейчас в интернете очень много псевдоисточников и фейковой информации. Каким образом вы фильтруете более экспертную информацию от информации, которая написана псевдоисториками за деньги или блогерами, которым нечего делать?

Вопрос интересный и ответ на него неоднозначен. Когда я начинал искать информацию, я как раз с этим и столкнулся, и сначала не мог понять, почему так. Например, ищешь какую-то фамилию, и в одном источнике - так, в другом по-другому, годы жизни в одном так, в другом по-другому. Тогда я стал создавать текстовый файл, в котором записывал информацию из разных источников, и копировал ссылки. После этого первоначального поиска я изучал всё повторно и уже обращал внимание на то, какой сайт публикует информацию. Выяснилось, что 90% - это какие-то перепечатки, выдернутые куски и компиляции. Благодаря тому, что я второй, третий, четвёртый раз возвращался к разным источникам, я нашёл некий алгоритм, позволяющий отсекать пену. Если это был ресурс непонятного содержания и непонятного источника, я его просто-напросто игнорировал. Если это был какой-то краеведческий ресурс или региональный новостной портал, где была ссылка на краеведов, историков или журналистов, которые пишут на тему, я выписывал эти фамилии, находил этих людей и с ними списывался. Они мне давали более точную, достоверную информацию. Благодаря такому фильтру, я скорректировал большую часть информации.


Только онлайн общались с ними или приходилось ехать лично?

Ездить лично не получается, потому что основные источники находятся далеко на западе от Барнаула. Онлайн получить информацию возможно. Образовался некий круг знакомств в профессиональной среде. В Западной Сибири есть женщина, которая написала монографию и диссертацию, в Красноярске есть человек, который написал несколько монографий по винокурению в Приенисейском крае, в Иркутске есть человек, который написал монографию и диссертацию по Забайкальской губернии, в Махачкале есть женщина, которая написала книгу по дагестанскому виноделию. У меня было пять первоисточников - это люди, которые до меня проштудировали кучу материала, до которого я не смог бы добраться сам, и с их разрешения я использовал что-то в книге, за что им огромное спасибо. В книге о них написано.


Может быть, планируете создать интернет-ресурс, где будет собираться такая подтверждённая информация?

Я разговаривал с людьми из винной отрасли из Москвы, которые увлечены историей. Они очень приветствуют моё желание докопаться до правды и если будут какие-то проекты, связанные с этой тематикой, готов принять участие.



Встречались ли в интернете с фактами откровенного вранья?

Я могу сказать точно, даже привести примеры. Есть коньяк Шустова, выпускаемый московским заводом. Какое он имеет отношение к Шустову, я не знаю, потому что Шустов исторически был в Одессе и Ереване. Мне попалась в руки бутылка подарочного коньяка, красиво запечатанная в картон, на которой написано: “От лица Николая Леонтьевича Шустова с выставки в Париже в 1900 году, обрадованного тем, что ему вручили Гран-при за коньяк, и разрешили единственному не французу называть виноградный бренди коньяком, он пишет сыновьям: “Всё хорошо, давайте дерзайте, я счастлив”. Враньё от первого до последнего слова. В 1900 году, что установлено не только мной, Шустов в Париж возил не коньяк, а наливки и настойки. Именно за них он получил Гран-при. Когда пишут, что Шустов получил Гран-при в Париже - это одно, но когда пишут, что Шустов получил в Париже Гран-при за коньяк, это совсем другое. И информация о том, что ему французы разрешили называть бренди коньяком, это, конечно, вызывает недоумение.


Другой пример. В инстаграме блогер-женщина, которая ведёт какие-то винные программы, имела неосторожность где-то ляпнуть, что в Абрау-Дюрсо в 1829 году вино разливали в бутылки первыми в России. Я ей написал, что в этот период в России не производили бутылки из стекла, а первый стекольный завод появился в подмосковной Истре аж в 1860 годах. Она со мной начала спорить. Я предложил ей привести источник и написал, что извинюсь, если неправ, но после этого она замолчала и больше я её не слышал. До Александра Первого вина и дистилляты возились в бочках и до середины 19 века стеклянной тары в России не было. К каждой бочке прикреплялась бирка, на которой обязательно должны были быть написаны имя винокура и местность, где вино сделано.



Вам не обидно, что история перевирается?

На первых порах у меня было возмущение, желание встрять в спор, доказать что-то, но это быстро прошло, потому что я оперирую совершенно другими категориями. Когда начинаю спорить с кем-то, я интересуюсь ссылками на источник, который бы меня убедил в том, что информация подлинная, но после этого вопроса люди, как правило, теряются, потому что это совершенно другая аргументация. Если ты можешь доказать, что ты прав, ты докажешь, если нет, то это просто болтовня. Я не думаю, что на этом уровне это делается сознательно. Люди разучились фильтровать информацию, которая сейчас доступна. Им это не надо, они скользят по поверхности. Увидели какой-то броский заголовок и не задумываясь пересылают друг другу, и пошло гулять во всю ивановскую. Я этим не занимаюсь и к этому отношения не имею. Другое дело, если это касается крупных алкогольных компаний и винодельни начинают за уши притягивать то, чего у них в помине не было и нет. Вот это меня уже, как сказать, расстраивает, но я человек неконфликтный и не задаюсь целью упрекнуть кого-то в том, что что-то приврали ради каких-то своих маркетинговых целей.


История переписывалась и прямо на наших глазах переписывается снова в угоду каким-то политическим ветрам сегодняшнего дня. Я попытался через частные личные истории показать историю не просто российского виноделия, а развитие российской промышленности и даже страны. И это были самые лучшие годы. Раньше наши статистики сравнивали с 1913 годом, потому что это был пиковый год перед Первой мировой войной, когда русская промышленность достигла невероятных высот, прорвалась на мировые рынки и потеснила страны, которые сейчас считаются лидерами. Это было удивительно и это было не только в виноделии.


Вы говорите про эпоху правления Николая Второго?

Дело-то в том, что он на всё это не влиял, он был другим увлечён. И слава Богу, потому что когда монархия ослабляет вожжи и происходят либеральные экономические преобразования, экономика начинает развиваться, народ начинает богатеть, появляется достаток, все довольны, эффект получается всеобщий.



С эстетической точки зрения какие этикетки вам больше нравятся?

Безусловно, дореволюционные, когда не было ещё никаких канонов и требований, когда только начала развиваться литография. Тогда ведущие российские художники сотрудничали с винокуренными заводами в разработке дизайна этикеток. В них было много смыслов и сюжетов, всевозможных орнаментов и гербов, по ним можно изучать культуру, эстетику и историю - всё, что угодно.


У многих стран есть свой национальный напиток. В Шотландии и Ирландии - виски, во Франции - коньяк и кальвадос, в Японии - саке. В России тоже был свой национальный напиток?

Так как у нас сейчас нет национальной идеи, которую с самого верха до самого низа хотят всё-таки найти, нет и национального напитка. Это моё глубокое убеждение. Я не так давно написал статью про русский национальный напиток, которая войдёт в новую книгу. Если тезисно, то когда развивалось винокурение в конце 19 - начале 20 века, корни технологии и сырьё были такими же, как в Шотландии и Ирландии, и если бы в 1895 году господин Витте, руководствуясь какими-то своими соображениями и напутствием Александра I, не ввёл винную монополию и не появилось казённое вино, которое потом перекочевало к большевикам и в нашу современную жизнь, и не запретили бы с этой монополией винокурение, если бы оно развивалось дальше, большевикам досталась бы винокуренная промышленность, и сейчас бы у нас был свой национальный напиток - хлебное вино. Но на данный момент у нас “национальный” напиток - водка, которая никакого отношения к нашей национальности не имеет, а история её всего лишь 100 лет.



Вы наверняка знаете Родионова и его сыновей, они начали делать ржаные и хлебные дистилляты. Господин Родионов не смог реализовать свою идею в России, потому что законодательно не был решён вопрос с нормативной базой. На традиционную водку существовал ГОСТ, который потом менялся много раз, но он был. На виски и любой другой дистиллят нормативного документа, который регламентировал бы производство этого напитка, не было. Именно поэтому он уехал в Польшу, нашёл там винокурню, восстановил её и начал импортировать ”Полугар”.


Есть ещё история. Нашлись люди из Дагестана, у которых была идея делать хлебные дистиллят. Когда они обратились в правительство, им сказали то же самое: “нет нормативной базы”. И что они сделали? Они сделали совершенно фантастическую вещь - обратились в Академию наук, заключили хозрасчётный договор на разработку ГОСТа на хлебный дистиллят. За два с половиной года Академия наук его разработала и он был законодательно принят и утверждён. Это примерно 2005 год. После этого в России началось производство дистиллятов.


Полугар - это русское слово? Чем полугар отличается от хлебного вина?

Практически ничем. Полугар - это более старое название. Раньше не было приборов, которые определяли крепость вина. Полугар - это способ определения крепости вина и его доброты. Было такое понятие в виноделии “доброта”. Наливали в столовую ложку дистиллят, поджигали, и если выгорала примерно половина, значит, это полугар, а у тех, кто бодяжил и разводил, оставалось меньше.


В этом случае доброта и честность, что называется, объединились вместе.

Да, и в моей книжке вы можете найти винные этикетки Санкт-петербургской губернии винодела Стрикалова. Был такой статский советник. Его вино так и называлось “Русское добро”.



Сохранилась ли рецептура хлебного вина?

Наши винокуры старались все тонкости технологий друг у друга перенять. С коммерческой точки зрения они были конкуренты и секреты старались не раскрывать. Технология была секретной и как её доставали, я не знаю, но скорость распространения по губерниям была почти мгновенной. Тем не менее, официально рецептура хлебных вин была опубликовал только в 1934 году потомком Штритера.


Вы с Родионовым лично были знакомы?

Да, я набрался наглости и написал ему в Фэйсбук с предложением написать рецензию на мою книгу. Он не отказал и я ему прислал книгу в электронном виде. Он буквально за неделю накидал мне кучу фактологических и исторических замечаний, и написал хорошую рецензию. Позже я ему с благодарностью и автографом отправил книгу через его сыновей. К сожалению, недавно его не стало.


Кто-то сейчас в России кроме полугара занимается историческим хлебным вином?

Знаю, что есть порядка 10 ЛВЗ, которые покупают виски в Шотландии и здесь бутилируют. Везде, конечно, присутствует яркий маркетинг про то, что это лучший шотландский виски, который только есть в России. Что кто-то производит хлебное вино, я не уверен, но точно знаю, кто производит именно виски. Это ООО “Виски России”, которые находятся в Дагестане. Я знаю их лично, мы встречались на выставке и у меня есть коллекция их этикеток.


Может быть, мы придём к тому, чтобы начать делать своё хлебное национальное вино. Водочный рынок стагнирует и сдувается, но сейчас ещё идёт замещение за счёт иностранных напитков и иностранных напитков, разлитых в России. Государство больше прибыли получает от производства ректификата. Делать дистиллят - дорогое и затратное по времени удовольствие, но поскольку рынок алкогольных напитков развивается стремительно, наверное, следующим шагом логически было бы предположить, что должны появится дистилляты собственного производства.


Вы сейчас работаете над продолжением книги. Когда планируете издать и что в ней будет?

Во втором томе будет представлено виноделие и винокурение всех национальных территорий, входивших в Российскую Империю до 1917 г., а именно Армения, Азербайджан, Беларусь, Бессарабия (Молдова и Украина), Грузия, Прибалтика, Средняя Азия, Царство Польское, Великое княжество Финляндское, а также Желтороссия, как неофициально называлась территория, прилегающая к КВЖД (Китайской Восточной Железной Дороге). В книге будет собран уникальный материал, который ранее нигде не публиковался, большая подборка фотографий виноделов, их винных этикеток, биографий и исторических материалов. Подписка на книгу будет открыта с 1 января 2022 года в соцсетях Facebook и Instagram.



Специально для Whisky Rooms J.Смолян





Полная версия сайта