МРАМОРНЫЕ ЛИЦА

18+

Представляем вашему вниманию интервью с членом клуба Whisky Rooms Валентином Семяником, художником и мастером спорта по спортивной гимнастике.

В твоей жизни сочетаются взаимоисключающие, как кажется, направления. Профессиональный спорт - одна крайность. С другой стороны - творчество и вдохновение. Кто ты по образованию?

Всю свои сознательную жизнь занимался профессиональным спортом. По мне, это своего рода каторга — две, а иногда три тренировки в день на протяжении более 14 лет. Университет Н.Крупской закончил по спортивному направлению, преподаватель спорта. Диссертация тоже писалась по спортивному направлению. На кафедре гимнастики преподавал лет семь. Остался в аспирантуре и параллельно начал рисовать. 

 

 

Академическое образование по живописи не было желания получить?

Нет. Академизм - не моё. Все свое обучение я выстроил на самообразовании. Природа, музеи, повседневная жизнь стали моими учителями. Занимаясь гимнастикой я воспитал в себе необходимое качество самодисциплины и целеустремленности, что сильно мне помогает в занятиях живописью. Да и прошлый опыт обучения в университете напрочь лишил меня желания обучаться под чьим-то началом.

 

 

Что для тебя живопись? Что было в начале - уголь, губная помада подружки или масло? Что первое взял в руки?

Карандаш. Я всегда хотел нарисовать сон. Я это во сне перенес, вытащил из сна. Никогда до 26 лет я не помышлял заниматься живописью профессионально. Не думал даже о таком хобби. Живопись дает определённое умиротворение и спокойствие. Это своего рода йога для души, желание созидать и развиваться, заполнять стена своего дома полотнами и впоследствии смотреть на срезы времени жизни и переживаний в творчестве. Более всего мне интересно передать эмоциональное отражение сюжета — цвет свойства материала и манеру его нанесения. Творчество для меня — это отражение действительности, ярких моментов, которые человек пропускает через индивидуальный фильтр.

 

 

Твои портреты в мраморе — это, и правда, на сон немного похоже. Тема сна важна в твоём творчестве?

Это первоисточник, то, от чего я оттолкнулся. Случается внезапно ночью проснутся от увиденного сна, который потом постоянно всплывает на протяжении длительного времени и будоражит мысли. Желание воспроизвести сон на бумаге пробудил во мне художественное видение.

Ты помнишь сны?

Я пытаюсь поймать и почувствовать сон. Это сложно. И не всегда удаётся запомнить. Сны приоткрывают какие-то грани, которые начинаешь видеть. Мне кажется, или это есть с детства, или возникает в результате стресса, нагрузки, увиденного сна. В моём случае это спонтанно возникло в результате какого-то опыта, как и в любом человеческом устремлении. Человек, который занимается виски, например, приобретает опыт и начинает разбираться в этом, возможно создавать что-то своё, интересный купаж. Так же и в живописи — нужен опыт накопления и происходит взрыв.

 

 

Во многих культурах есть практика сновидения — у тибетских буддистов, латиноамериканских индейцев. Какая культурная традиция тебе ближе? Какие книги про йоге сновидения можешь назвать? Даосское ясновидение, китайское искусство, Кастанеда.

Кастанеда — точно нет. То, что до сих пор цепляет меня, это квантовое сознание Пытаюсь разобраться, что такое сознание, что мы не знаем. Сопоставить, что я увидел и почувствовал, и почему начал рисовать.

Как родилась идея «Мраморных лиц»? Почему камень? Это ведь можно увидеть на ряби воды или в складках одежды.

Идея мраморных лиц родилась спонтанно. В мраморе интересно поймать форму лица, вычленить эти лини, подчеркнуть то, что мимо чего мы часто проходим мимо и что незримо присутствует — стоит только приглядеться. Мрамор - живой, подвижный материал, если рассматривать его с позиции применения его природных особенностей. Ранее я и не помышлял, что мрамор может быть искомым материалом для написания портретов. Его используют как облицовочный материал и материал для скульптуры. Подобно нашей жизни пересекающие линии приводят нас к упорядочиванию. Рисуя портрет, я не копиру линии, а как бы воссоздаю интересующий меня образ. Добавляя линии я привношу в портрет более сильное восприятие. Порой меняю цветовую гамму, утрируя цвета или добавляя неожиданный и резкий красный, что позволяет придавать более читаемые и человеческие формы лица. Утрируя жёсткость линий и глубину цвета, пытаюсь облегчить видение и различимость черт передаваемого образа, его возраст, пол, расу, принадлежность.

 

 

Часто даришь картины? На дни рождения, например.

Сейчас уже нет. Пока не пообщаюсь с человеком, не стану этого делать. Сложно отдавать их незнакомому человеку. Да и сейчас есть маленькая проблема с нашим законодательством — сейчас нужно заполнять документы на вывоз, что достаточно хлопотно и дорого. Чтобы вывезти картину, нужно потратить 15-20 тысяч рублей. Моя супруга англичанка,  она до сих пор удивляется, что нужны вот такие бумажки. А в Англии — пожалуйста, рисуй, вывози, дари. Можно рисовать в  Англии, но нужно уехать туда на какое-то достаточно продолжительное время. Не всегда есть такая возможность.

Спасибо, Валентин, за интересное интервью. 


 

Валентин Семяник valsemyanik@gmail.com

 

Специально для Whisky Rooms Олег Чижиков